Пузырь лопнул

Пандемия коронавируса изменила не только авиаперевозки, но и авиационную промышленность. С остановкой полетов рыночная стоимость самолетов, за которые раньше авиакомпании платили сотни миллионов долларов, в один миг приблизилась к нулю. Спрос на воздушные суда будет восстанавливаться медленно — вслед за возобновлением авиасообщения. А это значит, что авиапроизводителям и их поставщикам разных уровней придется серьезно перестраивать производство. В таких условиях низкого спроса российские самолетные проекты окончательно теряют даже теоретический шанс на коммерческий успех и становятся всецело зависимыми от помощи и интересов государства.

Пандемия коронавируса изменила не только авиаперевозки, но и авиационную промышленность. С остановкой полетов рыночная стоимость самолетов, за которые раньше авиакомпании платили сотни миллионов долларов, в один миг приблизилась к нулю. Спрос на воздушные суда будет восстанавливаться медленно — вслед за возобновлением авиасообщения. А это значит, что авиапроизводителям и их поставщикам разных уровней придется серьезно перестраивать производство. В таких условиях низкого спроса российские самолетные проекты окончательно теряют даже теоретический шанс на коммерческий успех и становятся всецело зависимыми от помощи и интересов государства.

Последние несколько лет до пандемии, возможно, были лучшими для мирового и российского авиастроения. Спрос на новые самолеты рос вслед за ростом объемов авиаперевозок, ведущие производители соревновались в количестве заказов и поставок. Заказчиков хватало на всех, поэтому в некоторые сегменты рынка могли относительно легко выйти новые игроки, такие как китайская корпорация COMAC, японская Mitsubishi или канадская De Havilland.

Читайте также  Airbus представил три концептуальных самолета на водородном топливе

Add a Comment